«Это будет бал упырей»

Что такое Болонская система и чем грозит отказ от нее

30
May
,
2022
Леонид Спирин, Дарья Руш

На прошлой неделе министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков заявил, что Россия планирует отказаться от Болонской системы высшего образования и создать свою.

«Гроза» рассказывает, что такое Болонская система и как менялась позиция руководства страны по ее реализации в России. А еще — мы поговорили с тремя экспертами в сфере высшего образования о том, чем сейчас грозит отмена Болонской системы.

Что такое Болонская система?

Болонская система — общеевропейская концепция высшего образования, которая объединяет 49 стран участниц. Она обеспечивает сопоставимые стандарты качества высшего образования в разных государствах.

Создать общеевропейскую образовательную систему предложили в 1998 году министры образования Германии, Италии, Франции и Великобритании. Система названа в честь Болонского университета, где в 1999 году представители 29 европейских стран подписали специальную декларацию.

Участники Болонского процесса заявляли, что необходимо построить общеевропейское образовательное пространство, в котором студенты и преподаватели смогут свободно передвигаться между учебными заведениями и повышать конкурентоспособность европейских вузов на мировом образовательном рынке. При этом в декларации подчеркивается, что необходимо сохранять независимость и самостоятельность всех высших учебных учреждений, которые участвуют в Болонском процессе.

Изначально Болонская декларация включала в себя шесть основных задач:

Сейчас уже говорят о десяти задачах. К первым шести добавляют:

Россия в Болонском процессе

Россия присоединилась к Болонскому процессу в сентябре 2003 года, подписав декларацию на берлинской встрече министров образования европейских стран. В 2007 году президент Путин подписал закон, согласно которому в российскую систему высшего образования вводятся бакалавриат и магистратура.
К 2022 году не все российские вузы перешли на Болонскую систему, в части из них сохраняется система специалитета. Многие учебные заведения все еще не выдают приложения европейского образца к дипломам.

Тогда, в ноябре 2003 года, в интервью итальянским СМИ президент Путин аргументировал вхождение России в Болонский процесс так:

«Для нас важно подключение России к Болонскому процессу и к созданию единого образовательного пространства. Надо сказать, что мы понимаем и те сложности, с которыми мы и наши европейские партнеры сталкиваемся в ходе этой работы. Многое зависит, конечно, и от нас. Россия должна соответствовать определенным стандартам».

Спустя 19 лет уже, видимо, не должна. Впервые после 24 февраля о необходимости реформировать высшее образование в России из непосредственного руководства страны заявил директор ФСБ Николай Патрушев. Болонскую систему он при этом не упоминал:

«Развалить наше образование, навязав нам так называемые прогрессивные модели обучения — это для западников столь же стратегическая задача, как, например, приближение НАТО к нашим границам.
<...> Сложившаяся ситуация доказывает необходимость отстаивания традиционных российских духовно-нравственных ценностей, реформирования системы образования и просвещения с возвращением исторически оправдавших себя преимуществ отечественной школы. Я и в настоящее время убежден в том, что советская школа образования исторически была самой передовой и прогрессивной в мире, и движение вперед должно осуществляться с учетом этого», — в интервью «Российской газете» 24 апреля.

Примерно через месяц о готовности России отказаться от Болонской системы и разработать собственною систему высшего образования заявили уже на уровне профильного министерства. Министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков заявил, что «к Болонской системе надо относиться как к прожитому этапу»:

«Будущее за нашей собственной уникальной системой образования, в основе которой должны лежать интересы национальной экономики и максимальное пространство возможностей для каждого студента».

О необходимости отказаться от Болонской системы также говорил ныне руководитель фракции ЛДПР, председатель комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий. В мае он назвал Болонскую систему «экспериментом по оболваниванию молодежи» и заявил, что России нужно вернуться «к русской классической системе образования, самой лучшей и апробированной десятилетиями».

«Сегодня, оказавшись в условиях развязанной Западом гибридной войны, мы переосмысливаем многие шаги и решения, которые были практически навязаны России бывшими так называемыми "партнерами"», — написал депутат Слуцкий в своем телеграм-канале.

Дискуссии о плюсах и минусах Болонской системы велись в России на протяжении всего времени с момента ее признания. Эксперты заявляли о снижении качества образования из-за отказа от специалитета и введения ЕГЭ. Сама Болонская система напрямую ввода ЕГЭ не требовала, но нужно было обеспечить равные права при поступлении в вузы для всех абитуриентов.

«Не удержусь и еще раз скажу. Я считаю допущенной нами ошибкой переход на четырехлетнее образование в высшей школе», — говорил еще в 2016 году ректор МГУ, председатель Союза ректоров РФ Виктор Садовничий.

Мы пообщались о перспективах отказа от Болонской системы с несколькими экспертами и узнали: кто по их мнению должен заниматься реформой образования, почему Болонская система не оправдала ожиданий и к чему может привести выход из нее.

Андроник Арутюнов

Преподаватель МФТИ и «Свободного университета», кандидат физико-математических наук, сопредседатель независимого профсоюза «Университетская солидарность»

По факту в России нет Болонской системы. То, что есть в России, в лучшем случае похожа на деформированную Болонскую систему.

Болонская система это, во-первых, дипломы одинакового образца — это в России еще более-менее есть.

Во-вторых, это двухступенчатая система образования — этого в России фактически нет. В цивилизованном мире разделение на бакалавриат и магистратуру существует не в формате «4 + 2», а в формате «сколько надо + сколько надо». Это просто разные степени образования. То есть, закончив бакалавриат, вы не «недоделанный специалист», а вполне специалист в определенной области. На западе обучение на бакалавриате может идти и пять лет, и три года. Это всегда зависит от специализации, а не от того, какой мы шильдик вешаем на университеты сверху.

В-третьих, очень существенная составляющая Болонской системы — это образовательные кредиты — система взаимозачетов курсов между университетами. Вы можете прослушать [математический] анализ в НГУ, а потом прийти в другой университет — и там вам этот анализ зачтут. Этого в России нет. Вы можете перевестись из Новосибирского университета в МГУ — и какие-то предметы вам зачтут, но обычно начинаются приключения с досдаванием [академической] разницы.

Еще одна важная составляющая — это академическая мобильность. Система с постдоками (Прим. ред. — постдокторантура — в странах Западной Европы, Америки, в Австралии научное исследование, которое выполняет ученый, недавно получившим степень PhD), стажировками — чтобы вы как студент или как специалист могли поработать в другом университете. Этого в России нет вообще ни в каком виде.

В России есть какие-то ошметки, похожие на Болонскую систему, но самой Болонской системы нет.

Что они будут делать: скорее всего они будут пороть какую-нибудь чушь и заставят десяток-другой вузов вернуться к специалитету. Как они это будут делать, никто не понимает. Устроят очередной цикл бардака и идиотизма — ничего больше они сейчас сделать не могут. Вернуть советскую систему образования нельзя. Реформировать еще раз нынешнюю систему образования, убрав бакалавриат и магистратуру и вернув специалитет можно, но получится чушь собачья.

Прим. ред. — «Выход из Болонского процесса не подразумевает возвращения к советской системе», — заявил замминистра науки и высшего образования Дмитрий Афанасьев.

Конечно, высшее образование нужно реформировать. Для начала нужно вернуть в университеты академическую свободу. Ректоров и начальников всех структур должны выбирать преподаватели. Студенты должны иметь существенные возможности для самоуправления. У них должна быть стипендия на уровне не ниже МРОТ, а не как сейчас на уровне чаевых. Пока вузы остаются фактически унитарными предприятиями под прямым руководством министерства, будет такая же гадость, как есть сейчас.

Прим. ред. — подробнее о потенциальной отмене Болонской системы Арутюнов в соавторстве с политиком Павлом Кудюкиным писали на сайте профсоюза «Университетская солидарность»: «Отменили болонскую колбасу — отменим и болонскую систему?».

Валентин Власов

Академик РАН, профессор, доктор химических наук, научный руководитель Института химической биологии и фундаментальной медицины Сибирского отделения РАН

В какой-то момент наши чиновники решили, что Болонская система приравняет выпускников наших высших учебных заведений к европейским. Но это так не работает — это мечты наших бюрократов, никому не нужные бюрократические игры.

Говорили о том, что Болонская система позволит нам выйти на один уровень с европейскими университетами и там начнут признавать дипломы всех наших выпускников. Но это не имеет отношения к реальности, формалистика здесь не работает. Наши хорошие университеты и без этого признают за рубежом, а плохим никакая система не поможет.

Через пять лет из нашего [Новосибирского государственного] университета выходят высококлассные специалисты, которые получают предложения о работе от зарубежных компаний. Никакой Болонской системы для этого не нужно, главное в данном вопросе — репутация университета и уровень специалистов. Оценивается очевидное — где студент учился, в каком институте работал, под чьим руководством занимался исследованиями, какие у него публикации.

Преимуществом Болонской системы называют и то, что благодаря ей студенты получают возможность переводиться на другие специальности и переходить в другие вузы, в том числе зарубежные. На самом деле это ничего не решает. Болонская система здесь ни причем, и никакая универсальность программ этому не поможет — студенту в любом случае придется прослушать курсы лекций и досдать экзамены.

Все изменения, введенные в нашей системе образования за последние два-три десятилетия, все только ухудшали.

Ректор любого университета скажет вам, что качество абитуриентов резко упало, их приходится заново учить всему на первом курсе. Это результат ухудшения преподавания естественных наук в школе и пресловутого ЕГЭ. Каждый исследовательский или технический вуз должен иметь право отбирать себе выпускников, чтобы поддерживать соответствующий уровень. Я бы с радостью отправил ЕГЭ на помойку вместе с Болонской системой.

Прим. ред. — В Рособрнадзоре заявили, что выход из Болонской системы не скажется на формате ЕГЭ.

Реформой образования не должны заниматься чиновники. Они уже показали, на что они способны. За последние десятилетия мы наелись от них идиотизма, перехлестывающего во всех решениях.

Было бы оптимально поручить работу по созданию новой системы Российской Академии наук, которая сейчас вообще оказалась не у дел. За последние годы у РАН забрали много функций, хотя вместо забот об имуществе ученые могли бы уделить больше времени проблемам образования.

Кирилл Мартынов

Лучший преподаватель ВШЭ 2011, 2013—2019 годов, сооснователь «Свободного университета», кандидат философских наук, доцент. Главный редактор «Новой Газеты. Европа». Был фактически уволен из ВШЭ по политическим мотивам

Мне кажется, Болонская система внедрялась в России с большим трудом и до конца внедрена так и не была. Причем, за бортом остались наиболее содержательные вещи. Всё более-менее закончилось формальной интеграцией с европейским образовательным процессом на уровне грейдов — разделения на бакалавриат, магистратуру и аспирантуру. Отчасти еще была внедрена система [образовательных] кредитов (Прим. ред. — система взаимозачетов курсов), но тоже не до конца.

Но чего никогда не было в российской Болонской системе — это нормального самоуправления университетов; выборности академических чиновников; нормального отношения к профессорам.

Мне кажется, [отмена Болонской системы] — это будет такой бал упырей. Все те люди, которые считали, что студенты тупые; что образование должно быть устроено как обливание студентов старыми помоями; что хорошее образование — это никому не нужная двухчасовая лекция (они ведь не понимают, что кроме монолога преподавателя могут быть и другие форматы) — ну вот мне кажется, сейчас эти люди будут абсолютно счастливы.

Потому что после того, как с них сложат формальные обязательства перед Болонской системой, с них сложат вообще любые обязательства.

Наши исследователи будут публиковаться в мусорных отечественных журналах без всякого рецензирования. Наука будет — что называется обидным словом — туземной, когда люди имитируют научное знание и в подавляющем большинстве об этой науке никто не знает.

Это будет хорошим поводом избавиться от «тлетворного наследия Запада», пересмотреть учебные программы, превратить студентов и аспирантов в предельно лояльных людей — к чему уже был сделан большой шаг. Отмена Болонской системы будет «Днем победы» тех, кто всегда видел в университете казарму, а в студентах своих слуг и тупиц. Это будет «День победы» административно-командного режима.

Подпишитесь на наш телеграм! Мы пишем о самом важном в академической среде, молодежной политике.
На главную